Выбор за нами.

Три недели болезни позади.

Выхожу на улицу. Над головой ярко-серое небо с прожилками синего, фиолетового, коричневого. Красота!  Медленно опускаются большие разлапистые мокрые снежинки, рыбьей чешуей поблескивая в пробивающихся лучах света.

Сажусь в метро. Вокруг люди, люди, люди. Час пик.

Оглядываюсь вокруг, и меня охватывает оцепенение. Я еду среди двигающихся, но маложивых людей. Серые лица, тусклые глаза, сжатые челюсти, опущенные плечи.

Сосредоточенные, напряженные люди. Сине-серо-коричневая толпа иногда оживляется пятнами желтых ботинок, вошедших в моду года 3-4 назад, но до сих пор еще носимых молодежью.

Тягостное ощущение.

Ловлю себя на мысли, что люди похожи на бурлаков, сошедших с картины Репина. Они как будто продолжают тянуть лямку, соединенную с нагруженной баржей.

Откуда такая привычка жить в ощущении тяжести, обреченности? […]

сказка Бабочка

butterfly-24

На одном лугу откуда ни возьмись появилась бабочка. Да, такая красивая, что вам и не снилось. Яркая, разноцветная. Всякие бабочки залетали на луг, но такой красавицы еще свет не видывал.

Все насекомые наперебой пытались попасться ей на глаза в надежде знакомство завести с прекрасной особой.

Бабочка, видимо, знала о своей красоте и целыми днями сидела на цветке, любуясь собой в отражениях росы, слушая комплименты.

Только кузнечик не подходил к ней близко –  любовался красавицей издали. Сердце его переполняла любовь к бабочке.

И не сказать, чтобы кузнечик был нерешительный, да с детства привык о себе слышать, что он с «коленками назад» — куда же ему к бабочке свататься.

Шмели, жуки, муравьи одолевали бабочку, в любви объяснялись, руку и сердце предлагали. Бабочка не спешила с выбором. Прогадать боялась.

Шмель – он понятно, медку в дом принесет, с голоду не помрешь с ним, да и защитит от гостей непрошенных. Мало кому захочется отведать жала шмелиного.

Жуки – тут все понятно, жук он и есть жук.

Муравей – трудяга, все в дом, все в дом.

Кузнечик смотрел, смотрел на такое дело, да и решился придти к бабочке, рассказать, как ее любит. Правда, нет у него ничего за душой, кроме любви огромной, которую он готов всю без остатка отдать бабочке.

Бабочка посмотрела на кузнечика и зашлась от смеха – куда такой с коленками назад в женихи к ней наметился. […]