На пути к самостоятельности

Бывало ли так, что вы испытывали неловкость, смущение, когда слышали комплимент или одобрительную оценку ваших действий?

Очень часто мы и сами относимся к своим свершениям, как к чему-то обыденному, не достойному громкого звучания.

Так уж принято, что хвастаться неприлично.

Хотя, почему неприлично? Кто это решил, когда и зачем?

При этом в нас живет жажда положительной оценки.

Осознавая свои заслуги и достижения, мы получаем мощную точку опоры. Она становится зримой, ощущается телесно, встраивается в понятие собственного достоинства.

Сейчас сижу, перебирая в памяти свои «подвиги» из детства и юности.

Периодически понимаю, что вспоминая разные истории, слышу ленивое «Ну и что? И что тут героического? Подумаешь!».

– Подумаешь, да не скажешь! А я вот возьму и скажу.

Мне 7 лет. Лето. Каникулы. Все друзья разъехались кто куда. Скучно. Сижу дома, читаю книжки. Маму и папу не отпускают с работы, чтобы отвезти меня к бабушке, живущей в Киргизии. Поезд идет из Москвы в теперешний Бишкек (тогдашний Фрунзе) 3 дня. Конечно, на неделю никто не отпустит сотрудника с работы, чтобы отвезти ребенка на лето отдыхать.

Через какое-то время, дома принимается решение, что я поеду к бабушке одна.

И я поехала. Ощущала ли я себя героем в то время? Да что вы! Мне было ужасно страшно. Я боялась выходить на станциях из вагона – вдруг поезд уедет. Боялась, что г бабушка не получила телеграмму и меня не встретит. Боялась, боялась, боялась…

Правда, надо сказать, что люди в поезде попались душевные – всячески меня опекали. Через сутки я попросила проводницу, чтобы она брала меня с собой, когда поезд делает остановку и я могла постоять на твердой земле платформы, подышать воздухом. Кондиционеров в вагонах тогда не было, а путь пролегал по бескрайним степям – жара ужасная.

Прошли годы, это воспоминание стерлось из памяти. Остались воспоминания о большом количестве веселых людей, о горячей вареной картошке с укропчиком, которую подносили местные жители к вагонам, потом уже ближе на к Аральскому озеру к поезду подносили огромный лоснящийся вяленый жерех, нанизанный на бечевку. Юрты в степи, ковыль, ковыль, суслики или тушканчики (я плохо в этом разбираюсь), станция, от которой дорога вела к героическому Байконуру и раскаленный воздух.

Я благополучно приехала к бабушке и через три месяца проделала самостоятельно обратный путь. С тех пор я часто ездила к бабушке одна. Правда, следующим летом меня сопровождал мамин брат, ставший студентом столичного ВУЗа и перебравшийся жить в наш город. Лучше бы и не сопровождал. Столько волнения и ужаса, которые он доставил мне отстав на одной из станций от поезда, я не переживала никогда, путешествуя в одиночку. Так что от его услуг в последующем я наотрез отказалась.

Очевидно, с этого момента я поняла, что смело могу на себя положиться. Это был ценный опыт в моей жизни. Правда, незаслуженно воспринятый в то время, как вполне естественный – я же «разумная и большая девочка».

Я веду внучку в школу, забираю ее после уроков. Ей 8 лет. Глядя на нее, думаю, как зашорены мы стали, как опутаны страхами, летящими на нас с огромной скоростью со всех СМИ – мы лишаем детей возможности ощутить себя героями. Все ждем, когда они вырастут.

Вот только не пропустим ли тот день, когда нужно сказать: «Ты сможешь. Ты разумный. Ты большой».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *